Перспективы и проблемы развития активного туризма в Сибири

Туризм уже давно рассматривается как одна из наиболее доходных и интенсивно развивающихся отраслей мирового хозяйства. К началу третьего тысячелетия на долю международного туризма приходилось 8 % общего объема мирового экспорта и 30-35 % мировой торговли услугами. Общие расходы на внутренний и международный туризм составляют 12 % мирового валового национального продукта.

Развитие туризма играет важную роль в решении социальных проблем. Во многих странах мира именно за счет туризма создаются новые рабочие места, поддерживается высокий уровень жизни населения, создаются предпосылки для улучшения платежного баланса страны. Необходимость развития сферы туризма способствует повышению уровня образования, совершенствованию системы медицинского обслуживания населения, внедрению новых информационных технологий и т.д. Туризм оказывает влияние на сохранение и развитие культурного потенциала, ведет к гармонизации отношений между различными странами и народами, заставляет правительства, общественные организации и коммерческие структуры активно участвовать в деле сохранения и оздоровления окружающей среды.

Проведенные администрациями регионов аналитические обзоры туристских ресурсов Сибирских регионов говорят о том, что регионы обладают достаточно широким потенциалом туристского предложения, базирующимся на уникальных ресурсах. Спектр возможностей туристского предложения достаточно широк и основывается, прежде всего, на уникальной природе регионов, а также сохранившихся памятниках инженерного искусства, археологии, культуры, а также историко-архитектурных памятниках.

Рынок туристских услуг в сибирских регионах начал бурно развиваться в 1992 году. До этого на нем присутствовали лишь представительства крупных государственных и общественных туристических предприятий. На сегодняшний день основу туристической инфраструктуры сибирских регионов составляют 1026 туристических фирм, 875 из их числа являются турагентами, 226 - туроператорами. Турагентства представляют в основном интересы туроператоров других регионов и зарубежья. Важно отметить, что около 115 туристических компаний предоставляют туроператорские услуги по въездному туризму. На территориях сибирских регионов в настоящее время действуют 3674 объекта отдыха, оздоровления и средств размещения, среди них: 32 - пансионата; 137 - санатория-профилактория; 22 - профилакториев; 126 - домов отдыха; 2372 - объекта для отдыха детей; 160 – сельских домов; 20 – горнолыжных комплексов.

Сибирские регионы были и остаются территориями культурных традиций. Культура и искусство представлены: 61- профессиональным театром; 237 музеями, включая филиалы; академическими симфоническим оркестрами; прославленным ансамблем народного танца; отделениями академии художеств России.

По данным туристских администраций сибирских регионов на учете находятся 10339 памятников истории и культуры. Общероссийское значение имеют 159 памятников. На 1 января 2003 года услуги проживания могли предоставить 391 гостиница.

Сибирские регионы обладают большим рекреационным потенциалом для развития въездного и внутреннего туризма. Разнообразие ландшафтов обеспечивает в полной мере все типы экологического туризма: оздоровительного, познавательного и спортивного.

В сибирских регионах находятся 734 охраняемых природных территории (ООПТ), в том числе: - национальных парков 21; - заповедников 17; - заказников 130; - памятников природы 508; - природных заказников (парков) 52; - других туристских природных объектов 459, в том числе 6 ООПТ.

Во всем мире считается, что Сибирь - суровый край, и этот облик края может сослужить не только плохую службу, тормозя привлечение инвестиций в промышленность и транспорт. Этот же облик может оказаться особо привлекательным для инвестиций в туристический бизнес. Провести отпуск в экзотических суровых условиях становится все более популярным. Экстремальные условия позволяют набрать существенно больше впечатлений, чем пребывание на морском пляже. А при очевидных тенденциях, когда основная часть болезней, так или иначе, связана со стрессом, чем суровее условия, тем сильнее антистрессовый эффект.

Человек, отдохнув, проведя свой отпуск в Сибири, должен возвращаться, домой с впечатлениями, которые во многом инспирированы не объективными природными условиями, а продуманной туристической политикой. В настоящее время контроль за туристическими группами осуществляется на уровне отсталых технологий. Приведем в качестве примера контроль за туристами, уходящими в горы Кузнецкого Алатау. Им рекомендуется пройти регистрацию на железнодорожной станции Лужба в Междуреченске, где находится начальный пункт большинства туристических маршрутов в этой зоне и где организован контрольно-спасательный пост «Анзас». На этом контрольном пункте туристам сообщают прогноз погоды, рассказывают о сложности выбранного ими маршрута, советуют, что делать, если испортится погода и в других экстремальных ситуациях. Туристы обязаны оставить данные о составе группы, выходящей на маршрут и сроке возвращения. Если группа не выходит на пост в течение суток зимой или двух суток летом, то спасатели начинают эту группу искать. Рекомендуется обязательно зарегистрироваться на контрольно-спасательном посту или в администрации населенного пункта, откуда группа выходит на маршрут.

В большинстве точек туристической Сибири дела обстоят примерно так же. И это происходит в то время, когда в некоторых развитых странах перепись населения проводится следующим образом. Каждый гражданин, прошедший перепись, получает радиомаячок, который он обязан носить с собой все время, пока идет перепись. С помощью радиомаячка и специальной аппаратуры, установленной на одном из спутников можно идентифицировать, встречался данный человек с переписчиком или нет.

Задача, которая стоит перед развитием туризма в Сибири, относится к тому же классу, но она существенно скромнее по масштабам. От лекций, которые читаются туристам перед их выходом в тайгу или в горы, нужно перейти к практическим мероприятиям по созданию системы спутникового контроля за туристическими группами, перемещающимися в труднодоступных и безлюдных местах.

Эти туристы подвергают себя, свое здоровье и жизнь серьезной опасности, это, несомненно. Но нелепо в XXI в. ограничиваться мерами вековой давности и не использовать современные технологии. Мы здесь повторяем привычное для всех нелепое мероприятие. Инженер по технике безопасности заставляет вас расписаться в журнале, после чего вы сами отвечаете за все, что с вами может произойти на рабочем месте. Опасность перемещения туристов по территории Сибири должна быть устранена фактически, а не на бумаге.

Очевидно, что такие меры частному бизнесу не под силу. Они должны быть реализованы с помощью бюджетных средств. Но бюджет очень быстро компенсирует свои расходы за счет увеличения туристического потока.

Основная часть современных туристов-экстремалов - это молодежь, развивающая по собственной инициативе навыки и умения правильно действовать в непредвиденных, в критических ситуациях. И, несмотря на то, что есть огромная страна с экстремальными условиями не туризма, а повседневной жизни, экстремальным туризмом занимаются в Карелии, в Пятигорске и даже в Туле и Подмосковье. Откуда там экстремальные условия?

Но давайте разберемся с тем, что мы считаем экстремальным туризмом. Для этого обратимся к фестивалю экстремального туризма «Кубок Байкала», прошедшем в 2004 г. в Шелеховском районе Иркутской области. Место проведения - скальник Витязь, расположенный в 5 км от железнодорожной станции Орленок. Участников около 200 человек, на каждого участника приходится 10 зрителей.

Чем же занимаются на этом фестивале любители экстрима? Скалолазание, «пайн кроулинг» (лазанье по деревьям на скорость), пушбол (игра в футбол большим мячом), кросс-кантри (велосипедные гонки по пересеченной местности), а также конкурс авторской песни. Спрашивается, где здесь сибирская специфика? Где использование ее уникальных возможностей?

Под Екатеринбургом любители экстрима прыгают с 15-метровой сосны. Эту акцию организовал уральский филиал московской организации «Коллекция приключений», которая занимается экстремальным туризмом и методиками выживания в трудных условиях. Прыжок с 15-метровой сосны будет происходить со страховочной веревкой, ни один человек за всю историю этих прыжков не пострадал. Все желающие прыгнуть, по отзывам, прошли специальную психологическую подготовку. В совершенно удивительном месте Алтая, где можно было бы придумать для туристов удивительные приключения, висит та же самая «тарзанка», которую можно было бы повесить хоть в Москве, хоть на Эйфелевой башне. Мы сидим на уникальных туристических ресурсах; а пытаемся имитировать тот туризм, который появился из-за бедности, из-за отсутствия таких ресурсов в густонаселенных европейских районах.

Более того, мы даже переживаем из-за того, что сибирский туризм связывается в сознании с экстримом. Так, Председатель комитета экономики, торговли и внешнеэкономических связей Администрации Читинской Области В. Бородин однажды сказал: «К сожалению, сейчас в Забайкалье есть все условия только для экстремального туризма. Однако зарубежные гости в основном предпочитают отдыхать с комфортом».

Существует очень интересный документ под названием «Развитие туризма в Республике Саха». Автор его - международный консультант в области туризма Джон Суорбрук. В докладе отмечается, что у Якутии есть хороший потенциал для привлечения иностранных гостей, что не­обходимо долгосрочное планирование развития отрасли и формирование имиджа республики на государственном уровне. Центрами межре­гионального и международного туризма в Якутии должны стать Полюс холода, алмазная провинция, река Лена, северные олени.

Джон Суорброк советует, в частности, отойти от завлечения туристов охотой, поскольку она отрицательно сказывается на репутации Якутии. Мы полагаем, что этот призыв отказаться от любительской охоты и ограничиться созерцанием дикой природы не учитывает особенность северной фауны. Существенное увеличение в последнее время поголовья полуодомашенных и одичавших северных оленей ставит перед экономикой Севера задачу отстрела оленей и последующей их переработки. Проблему переработки оленьих тушь в настоящее время постепенно решают с привлечением канадских специалистов и мобильных мясоперерабатывающих заводов. А вот проблема отстрела пока никак не решается. И ничто нам не мешает сделать отстрел оленей для промышленных нужд частью сибирского туристического бизнеса.

Ряд территорий Сибири должны быть выделены как туристические заказники. Побывать в этих заказниках должно стоить очень много денег. Вложенные в заказники деньги должны окупаться за счет дороговизны пребывания в них богатых туристов.

Предложенная новосибирцем Львом Вертгеймом концепция активного отдыха может быть реализована в полной мере в Сибири. Эта концепция отличается принципиально новым подходом к пониманию активного отдыха. Обычно активный отдых понимается как активность в смысле спортивном или околоспортивном: любительский альпинизм, рафтинг, пешие или конные походы и так далее. В новой концепции активный отдых понимается как отдых включенный, то есть турист допускается в обычную жизнь, которую ведут местные жители.

Необходимо разрабатывать новые туристические маршруты Забайкалья, для чего должны быть объединены усилия Бурятии, Читинской области и Агинского бурятского национального округа. Объединенные усилия трех субъектов РФ вполне определенно приведут к резкому скачку потока туристов. Обсудим некоторые возможности этой территории, которые представляются нам пригодными для практических мероприятий.

В Агинском округе, который по праву считается музыкальной Бурятией необходимо организовать краткосрочные курсы бурятской национальной музыки, ориентированные на туристов как отечественных, так и иностранных. Наряду с основами старомонгольской и исконно бурятской музыкальной грамоты целесообразно развертывание производства национальных музыкальных инструментов. Причем в некоторых технологических стадиях такого производства вполне может быть предусмотрено участие туристов. Практика такой деятельности есть во многих странах Юго-Восточной Азии.

Самый северный буддизм - это еще одна база интенсификации туристических потоков в Забайкалье. Северная ветвь ламаизма имеет свою драматическую историю, собственную прелесть, привлекательность для всех, кто интересуется культурой Востока. В пропаганду истории северного буддизма следует привлекать как отечественные, так и зарубежные инвестиции, в первую очередь из тех стран, где буддизм распространен. Не исключена проработка маршрутов паломничества буддийских монахов и верующих из Индии, Китая, Японии, Кореи и других стран Юго-Восточной Азии.

Должны быть вложены средства в возрождение еще не восстановленных и не введенных в действие дацанов. Необходимо устранить историческую несправедливость, допущенную в отношении их в предвоенные годы.

Следует обратиться к буддийскому духовенству с просьбой рассмотреть вопрос туристического использования дацанов в более широком контексте, чем посещение их отдельными туристическими группами. Было бы разумно пойти по пути индийских ашрамов, в которых турист имеет возможность провести произвольное количество времени в монастыре. Нужно отметить, что современные российские православные монастыри в настоящее время уже активно сочетают институт послушничества с привлечением туристов, строят для этого гостиницы и кельи, предназначенные для временных постояльцев. Если человек желает познакомиться с основами религии и религиозных ритуалов, если он готов платить за это деньги, было бы неразумным отказывать ему в этом желании. И дело здесь не столько в увеличении доходов, сколько в расширении культурного влияния нашей страны. Неправильно не видеть перспективы коренящихся в таком подходе международных контактов, повышения престижа Забайкалья и Сибири в целом в контексте мировой культуры.

Сибирь в целом и, в частности, Забайкалье, слабо используют туризм для посещения исторических достопримечательностей. В Кыринском районе Читинской области должен быть организован летний туристический маршрут по местам, в которых родился Чингисхан. Эти места (Кыра-Былыра-Шерлова гора-долина реки Онон) может стать новым эффективным центром международного туризма. При всей неоднозначности исторического значения фигуры Чингисхана, несомненно, велико внимание к нему в различных частях мира. Особое значение имеет организация потока в это место туристических групп из Монгольской Народной Республики и китайской провинции Внутренняя Монголия. Нужно учитывать, что для монголов Чингисхан является национальным героем, и пренебрежение этим фактом является политически неверной линией поведения по отношению к ближайшим соседям.

Туристическими объектами, активно посещаемыми, вполне могут стать не используемые в настоящее время золоторудные шахты Забайкалья. Реализация концепции активного туристического отдыха с использованием заброшенных золоторудных шахт состоит в следующем.

Шахта готовится к возможности посещения ее туристами, не подготовленными к пребыванию под землей, обеспечиваются гарантии безопасности. При посещении шахты туристам предоставляется возможность поработать в шахте, а в качестве приза за такую работу им разрешается взять с собой кусок породы с прожилками или блестками золота.

Наряду с вовлечением туристов в повседневную жизнь возможны другие решения для развития активного туризма в Сибири. Так, при кооперации с известными зарубежными туристическими компаниями возможна организация туристического мероприятия, в результате которого турист получает титул «господина 100 градусов». Господин 100 градусов это тот человек, который в течение одного года посетил «полюс холода» в Оймяконе и «полюс жары» в пустыне Сахара. Такому туристу выдается сертификат, удостоверяющий это его личное достижение. О таких людях следует рассказывать как о героях. Особой популярностью должны пользоваться снимки обнаженного торса туриста на пятидесятиградусной жаре и на таком же морозе.

Это еще не тот включенный туризм, о котором мы говорим, но он приближен к приключенческому. И аналогичный вариант туризма, о котором много говорится, но дело не сдвигается. Речь идет об игровом бизнесе, принципиально ориентированном на китайских туристов. Нам нужно в обязательном порядке использовать то, что игорный бизнес в Китае запрещен. Вся Южная Сибирь должна стать для китайских туристов новым Лас-Вегасом. И это должно стать элементом государственной программы, в которой должны участвовать только специально отобранные фирмы.

Для этого нужно сделать немногое. А именно, следует принять нормативный акт относительно льготного налогообложения игорного бизнеса, ориентированного на обслуживание иностранных (китайских) туристов. Но наряду со льготами следует ввести предельно строгие ограничения на тех, кто имеет право заниматься игорным бизнесом для китайцев. Имеющиеся сейчас стихийно появившиеся казино, в которых преобладают посетители-китайцы, должны быть проверены и, при соблюдении условий, заложенных в программу, должны быть в нее включены. Игорный бизнес для Китая может принести Сибири больше денег, чем экспорт энергоресурсов в эту страну. Мы не противопоставляем одну линию развития сибирской экономики другой, промышленно-сырьевой. Но экономисты должны тщательно (и без предвзятости) оценивать, какое направление инвестиций даст максимальный эффект. И если по расчетам окажется, что казино для китайцев принесут больший экономический эффект, чем газ для китайских промышленных предприятий, то этот вывод должен быть доведен до верхнего уровня власти с тем, чтобы там была проявлена политическая воля и был выбран тот вариант, в котором будут учтены многие прочие факторы, помимо собственно экономического эффекта. Отметим в итоге общую предлагаемую нами стратегию активного сибирского туризма. В Сибири живут люди, обладающие уникальным культурным достоянием. Именно это достояние должно привлекать туристов в большей мере, чем красоты Байкала, Якутии, Алтая, Тывы или Горной Шории. Приезжающих в Сибирь туристов следует более плотно включать в жизнь сибирских народов, в ознакомление с их обычаями и стилем повседневной жизни. Пока же, если мы возьмем красочные проспекты, завлекающие туристов в Сибирь, на первое место выдвигаются пейзажи, краса природы, а не люди, не сибиряки. Мы полагаем, что этот подход не вполне правилен и в политическом отношении. Публичная демонстрация красот Сибири как безлюдной территории формирует превратное представление о ее будущем, подпитывает в отношении ее экспансионистские настроения.